СПИД стал старше. Что нужно знать о «чуме ХХ века» в XXI столетии?

Заболевание, названное когда-то чумой ХХ века, увы, в прошлом не осталось. И сегодня этот вирус бьет по слабым местам здравоохранения и общественной жизни в целом. Но как бы ни было страшно читать о грозном недуге, знание нескольких цифр и фактов может спасти жизнь.

Данные о ВИЧ-инфекции в нашей стране представил 16 мая на заседании Комитета Госдумы по охране здоровья депутат Госдумы VII созыва, доктор медицинских наук, автор четырех патентов Валерий Елыкомов.

Болезнь молодежи? Уже нет!

Восемнадцать лет назад, в 2001-м году, 87% пациентам ставился диагноз в возрасте 15-29 лет. В 2018-м – 82% заболели в возрасте старше 30 лет. При этом семеро из десяти больных впервые узнавали о болезни… когда им было от тридцати до пятидесяти – в расцвете сил и на пике возможностей.

Самый высокий уровень пораженности ВИЧ-инфекцией отмечается среди населения в возрастной группе 30–44 года, замечает Елыкомов. Среди мужчин 35–39 лет 3,2 % живут с этим диагнозом. Среди населения в возрасте 15-49 лет инфицированы 1,2%.

Говоря официальным языком, инфекция вышла за пределы уязвимых групп населения. Теперь она активно распространяется… везде.

Более половины больных, впервые выявленных в 2018 г., заразились при сексуальных контактах (57,5%). Доля инфицированных ВИЧ при употреблении наркотиков снизилась до 39,0%.

Интересный факт о молодежи 15-17 лет. В городах на одного инфицированного юношу приходится две инфицированных девушки. В сельской местности – уже пять…

«А я ВИЧ, обожаю жизни стричь…»

Эта фраза из фольклора студентов-медиков сегодня не менее правдива, чем в девяностые. Новый 2019 год не встретили 24,0% (почти каждый четвертый) из всех зарегистрированных инфицированных ВИЧ россиян.

А число больных, погибающих от инфекции, растет постоянно и, например, в минувшем 2018 году эта страшная цифра увеличилась на 15,6%. Умирают они в молодом возрасте – в среднем 38 лет.

В позапрошлом 2017 году, по данным Росстата, на долю ВИЧ пришлось более половины всех смертей от инфекционных болезней (57,2%). В основном, жизни таких пациентов уносит туберкулез.

Ни один регион не остался «неохваченным»

По предварительным данным, в минувшем году в стране было выявлено более 101 тысячи новых случаев ВИЧ-инфекции (в эту статистику не входят иностранные граждане). Лидерами в этом списке стали 25 регионов.

В первой десятке оказались:

Кемеровская (зарегистрировано 193,3 новых случаев ВИЧ-инфекции на 100 тыс. населения),
Иркутская (151,9),
Свердловская (142,6),
Новосибирская (142,0),
Челябинская (140,7),
Томская (127,9) область,
Пермский (132,9)
и Красноярский (115,0) край,
Тюменская область (112,4),
Ханты-Мансийский автономный округ (110,1).

За ними следуют:
Оренбургская (109,9)
и Курганская (107,1) область,
Алтайский край (102,8),
Омская (98,8),
Самарская (95,5)
и Ульяновская (86,9) область,
Республика Крым (82,7),
Удмуртская Республика (79,6),
Ивановская область (79,5),
Республика Хакасия (75,1),
Тверская (72,8)
и Нижегородская (72,7) область,
г. Москва (69,6),
Республика Башкортостан (68,0),
Ленинградская область (67,9).

Все 25 регионов вместе взятые – это 66,2% (почти две трети!) всех новых случаев ВИЧ-инфекции в России в минувшем году.

Каждый сотый

Не нашли в этом списке город, край, область или республику, в которых живете вы или ваши близкие? Не спешите облегченно вздыхать. ВИЧ-инфекция зарегистрирована во ВСЕХ регионах нашей страны. Пораженность этим вирусом по данным на 31 декабря 2018 года составила 686,2 на 100 тысяч человек населения. Из тысячи человек больны 6,9.

Растет и число регионов с высокой пораженностью ВИЧ-инфекцией (более 0,5% жителей): в 2014-м году их было 22, в 2018-м – 35. А живет в этих областях, республиках, краях и городах федерального значения… 59% населения нашей страны. Шестеро из десяти россиян.

В числе наиболее пострадавших от ВИЧ – 23 субъекта Российской Федерации.

В первой десятке:

Кемеровская (зарегистрировано 1833,2 живущих с ВИЧ на 100 тыс. населения),
Иркутская (1812,6),
Свердловская (1803,3),
Самарская (1452,8),
Оренбургская (1383,4) область,
Ханты-Мансийский автономный округ (1296,5),
Челябинская (1259,1),
Ленинградская (1208,2),

Тюменская (1196,3),
Новосибирская (1186,4) область,
Республика Крым (1111,0).
Итак, со страшным диагнозом живут от 1,1 до 1,8 из ста жителей этих мест. Каждый сотый — или каждый пятидесятый…

Еще 13 наиболее пострадавших регионов — это:
Пермский край (1108,9),
Ульяновская область (1033,6),
Красноярский край (1006,0),
Алтайский край (961,1),
Курганская (954,6),
г. Санкт-Петербург (949,3),
Томская (929,3),
Тверская (821,6),

Ивановская (821,4),
Омская (806,4),
Мурманская (732,7)
и Московская (687,6) область.

А если заболел врач, или Цена реформы здравоохранения

Москва, Санкт-Петербург, Тюмень, Екатеринбург, Новосибирск, Челябинск, Подмосковье, Ленобласть… В сравнительно благополучных и потому населенных регионах ситуация с ВИЧ не всегда благополучнее, чем в других местах на географической карте страны.

Одно из возможных объяснений, прозвучавших на заседании Комитета Госдумы по охране здоровья, – кадровый вопрос в медицине. Человека, который ни дня не вел антиобщественного образа жизни, губит нехватка специалистов в больницах и поликлиниках. Врачи, фельдшера, медсестры, санитары – в дефиците. Те, кто еще не ушел из профессии, валятся с ног. «Дыры» порой закрывают неопытными и неподготовленными кадрами. Кто-то из них может не успеть продезинфицировать катетер, и лежащий под капельницей больной получает в дополнение к своему диагнозу еще один.

Часто страдают и сами медицинские работники. Глава Комитета по охране здоровья, детский хирург высшей категории Дмитрий Морозов просит обратить внимание на такую ситуацию: еще вчера человек был врачом и спасал жизни, а сегодня, заразившись от пациента ВИЧ, сам стал таким же пациентом.

Как помогают сегодня медикам, потерявшим здоровье и репутацию из-за коротенькой аббревиатуры «СПИД»? Достойные меры поддержки для медицинских специалистов, выполнивших профессиональный долг ценой своего будущего, должны БЫТЬ. И точка.

Все вышесказанное не значит, что больной должен отказываться от медицинской помощи, а доктор – от ее оказания. Но если есть возможность купить в аптеке одноразовый шприц, катетер и прочие расходные материалы, если есть возможность подстраховать уставшего коллегу-врача, ни одну из этих возможностей пропускать нельзя. Даже если валишься с ног, а цена шприца ощутима для похудевшего кошелька.

Даже несмотря на то, что силами одного здравоохранения, как справедливо замечает Морозов, проблему ВИЧ не решить. Опасности в медицине – продолжение опасностей во всем обществе, включая ту же самую экономику.

«Недообследованный» — каждый десятый?

По данным Минздрава за 2018 год, в России проживают 896 тыс. 75 человек с диагнозом «ВИЧ-инфекция». А по данным Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом, в стране живет больше 1 млн 7 тыс. 369 человек с вышеупомянутым диагнозом. Разница получается существенная – 103-104 тысячи пациентов… При этом в минувшем году от инфекции погибло 318 870 наших соотечественников.

Диагностика все же улучшается

По предварительным данным, проверку на ВИЧ в прошлом году прошли 37 млн 972 тыс. 608 образцов крови российских граждан, и 2 млн 549 тыс. 530 образцов крови иностранных граждан (в общей сложности – 40 522 138 тестов). Среди наших сограждан обследованных стало больше на 12,1% по сравнению с предыдущим 2017 годом. К счастью, ВИЧ-положительных результатов не прибавляется, а в статистику вошли также анонимные обследования, и анализы новорожденных детей.

Можно ли спасти новорожденного?

За весь период наблюдения по данным на конец декабря 2018 года в нашей стране родилось 191 тыс. 882 живых детей от ВИЧ-инфицированных матерей. У 10 тыс. 822 новорожденных инфекция, к сожалению, подтвердилась.

В течение 2018 года в России родилось 14 тыс. 762 детей от ВИЧ-инфицированных матерей, а инфекция была подтверждена у 220 (1,5%) младенцев. То есть в минувшем году 98,5% новорожденных детей, мамы которых больны ВИЧ, оказались здоровы. В их организме вируса не обнаружено. Своевременная диагностика и лечение помогают защитить малышей от диагноза, который и сегодня во многом перечеркивает будущее.

О льготном лекарстве замолвите слово…

Более взрослые пациенты – в более сложном положении. В 2018 году в России получали антиретровирусную терапию (АРТ) 443 тыс. 000 больных, 44 тыс. 319 из которых находились в местах лишения свободы. 31 тыс. 493 человека лечение прервали… Слухи о том, что медицинская помощь не нужна и может противоречить, например, религиозным убеждениям, это, к сожалению, не только Средневековье, но и наши дни.

Охват лечением в минувшем году составил 42,4% от числа живших с диагнозом «ВИЧ-инфекция». И 58,9% от числа состоявших на диспансерном наблюдении. К концу декабря у 345 147 пациентов была подавлена вирусная нагрузка (РНК ВИЧ менее 500 коп./мл). А это – 77,9% получавших АРТ и 53,9% прошедших обследование по определению вирусной нагрузки.

С чем связано значительное число пациентов, которые остаются без лечения?

«На 2019-2021 год на централизованную закупку антиретровирусных препаратов для лечения людей, инфицированных ВИЧ, ежегодно предусмотрено 21,6 млрд рублей. Но, по предварительным данным, кассовое исполнение за 5 месяцев 2019 года составляет 226,0 тыс. рублей (0,001%), – с горечью замечает Валерий Елыкомов. – Важен вопрос доступности антиретровирусной терапии. Следует определить, с чем связано незначительное кассовое исполнение в 2019 году антиретровирусных лекарственных препаратов».

Быть может, коварный вирус вновь нашел слабое место в системе здравоохранения и «болезнь молодежи» просто стала болезнью медицинских реформ?

Источник:  ЛЕКОБОЗ